Аналитика

ГМ-культуры могут «захватить» в собственность корпораций все живое

Знаменитый канадский фермер Перси Шмайзер посетил Украину. Он прославился тем, что сумел доказать, что его поля умышленно были заражены генномодифицированным рапсом. Как правозащитник и борец за биоразнообразие Перси не так давно получил «Альтернативную Нобелевскую премию». Этой наградой отмечаются люди, внесшие вклад в решение глобальных мировых проблем.

ВРЯД ли Перси Шмайзер когда-либо думал о том, что станет исторической личностью. Его жизнь на протяжении более чем пятидесяти лет была полна забот рядового фермера. До тех пор, пока однажды — в 1998 году — на его полях не появилась «генная полиция». Оказалось, что его рапс, который он самостоятельно селекционировал, заражен ГМ-культурой. Юристы компании «Монсанто» обвинили его в несанкционированном использовании запатентованного вида и потребовали выплатить огромную неустойку. Как оказалось позже, Перси был не первой жертвой такой «схемы». Однако он единственный, кто осмелился судиться с агрогигантом и отстаивать право фермеров и жителей страны на свободный выбор.

— В 1996 году правительство Канады официально разрешило выращивать четыре ГМ-культуры: сою, рапс, кукурузу и хлопок. Тогда нам обещали, что полученные при помощи биотехнологий сорта способны увеличить урожайность, на их обработку потребуется меньше химических средств, а урожай будет иметь большую пищевую ценность, — рассказывает Перси Шмайзер. — Но даже после первого года фермеры увидели, что урожаи упали, и что еще важнее: для обработки пришлось использовать гораздо больше химикатов. Тогда же впервые наши ученые заговорили о биологическом загрязнении.

— Что имеется в виду?

— Дело в том, что семена ГМ-культур разносятся ветром, водой, растения переопыляются. Поэтому как только в стране начинают высаживать ГМ-сорта, то другие поля тоже заражаются. Нельзя обеспечить генномодифицированным культурам такие условия, чтобы удерживать их на конкретной территории. Больше всего от этого страдают поля органических хозяйств — фермеров, которые провозглашают натуральное земледелие.

— С какими еще серьезными последствиями выращивания ГМ-культур столкнулись в Канаде?

— К примеру, у нас в Канаде сейчас уже нет натуральных сортов сои и рапса. Они все трансгены. И нет даже возможности их возродить. Мы пытались ввозить чистые сорта сои и рапса из Германии и Австрии. Весной садили, а осенью они оказывались переопыленными с генномодифицированными сортами. И, что еще хуже, переопыление происходит всего семейства растений — заражаются и те культуры, которые выращиваются на огородах для собственного употребления.

— Принято считать, что выращивать ГМ-сорта намного прибыльнее. Что показал опыт канадских фермеров?

— Финансовой выгодой фермеров прельщали 13 лет назад, сейчас корпорации об этом уже не говорят. Они рекламируют свои сорта под таким лозунгом: «Вам будет легче бороться с сорняками». Так как на деле растраты фермеров на выращивание этих культур серьезно выросли. Каждый год им приходится покупать семена у ГМ-производителя. К тому же, ежегодно нужно приобретать лицензию на каждый гектар земли, которая засевается ими. Но даже если ваше поле было заражено против вашего желания, даже если вы эти семена никогда не покупали, вы также должны платить корпорации за лицензию либо заплатить компании неустойку за использование ее технологии.

— Однако нас убеждают, что только трансгенные растения способны удовлетворить потребности человечества в еде. А по-вашему, выходит, что это только бизнес и не более?

— Я убежден, что когда разрабатывались эти технологии, то изначально никто не ставил цель накормить всю планету, повысить урожайность и пищевую ценность продукции. Настоящая цель этих многомиллионных технологий — полностью контролировать поставки семян и продуктов. Если б наше правительство в 1996 году знало то, что знает сейчас, то навряд ли дали «зеленый свет» первым четырем ГМ-культурам. Сейчас корпорации пытались получить разрешение на выращивание еще пшеницы, люцерны, риса и льна, но им категорически запретили. Так как общественность поняла, какой вред был нанесен сельскому хозяйству Канады. Не было никаких обещанных положительных результатов от выращивания ГМ-сортов. Наоборот, были получены негативные последствия как для среды обитания, так и для здоровья людей. К тому же многие фермеры были разорены и лишены своих прав. Интересно и то, что трансгены запатентованы и собственники, согласно закону, могут считать своей собственностью все, что содержит их ген: растения, животных, человека.

 
— Кто проводит исследования влияния продуктов с ГМО на организмы людей?

— Есть такая организация – Союз обеспокоенных ученых, в которой состоят 400 ведущих ученых. Они занимаются исследованием трансгенов. Опыты проводятся по всему миру. Например, российская ученая Ирина Ермакова обнаружила, что среди потреблявших ГМ-сою крыс увеличивается смертность и вдвое уменьшается репродуктивность. А канадская ученая обнаружила, что активность спермы у подростков и молодых людей упала на 50%. И она считает, что это из-за того, что нация потребляет ГМ-продукцию. У нас она не маркируется. Также некоторые компании производят гм-культуры для лечения рака молочной железы. И есть вероятность того, что эти специфические растения также переопыляются и попадают в еду обычных граждан.

— Как так получилось, что вы обладаете такими данными, и до сих пор продукция в Канаде не маркируется? Получается, что в одной из самых демократических стран мира нарушается одно из базовых прав человека?

— Мы просто никогда не думали, что такое может случиться у нас. Но это случилось. И одна из причин — это существование форм собственности и наличие патентов на генномодифицированные культуры. Мое дело рассматривал Верховный суд Канады, который занимается только делами общенационального значения. После того как он вынес решение, он обязал наше правительство разработать законодательство, касающееся ГМО. По нашим оценкам, 65 видов канадских продуктов производятся с трансгенами. За последнее десятилетие в несколько раз увеличились расходы на здравоохранение в Канаде.

Даже если поле фермера было заражено ГМ-культурой против его желания, ему придется платить корпорации-владельцу этого сорта лицензию либо неустойку за использование его технологии

Осиное гнездо трансгенов

В Украине нелегально выращивают ГМ-сорта сои, рапса, кукурузы и свеклы. Но официальная государственная позиция относительно трансгенных культур в стране пока отсутствует.

— У нас сейчас работает такая негласная система: если в Европе зарегистрирован ГМ-сорт, то мы его признаем, — комментирует специально для «Ведомостей» проректор Национального университета биоресурсов и природопользования Украины Сергей МЕЛЬНИЧУК. — Но это неправильно, так как каждая страна имеет свои аграрные особенности — качество грунта, климат. Ведь мы же проводим собственные испытания агрохимикатов и регистрируем их. А испытаний и соответственно учета ГМ-сортов у нас нет. Почему?

Чтобы создать полигон для проведения исследований на трансгенных культурах площадью около гектара, необходимо вложить около 1 миллиона долларов. У государства, скажут, и без этого проблем немало. Потому выходит, что мы сейчас в числе тех стран, кто не принимает самостоятельных решений, а пользуется выводами других стран. Но как показывает практика, даже в более развитых странах специалисты могут ошибаться. Трансгенетика настолько молодая технология, что мы еще не в состоянии предугадать, чем нам это все обернется. Чем быстрее мы возьмем под контроль этот процесс, тем вероятнее мы успеем запрыгнуть в уходящий поезд. Вывести ГМ-культуры будет в тысячу раз сложнее.

Государственная регистрация любой трансгенной культуры отвечает на самый главный вопрос: есть ли риск обмена информацией у ГМ-сорта с окружающей средой, способен ли он переопыляться со своим дикорастущим сородичем? Если один из компонентов системы получает преимущество благодаря генной модификации, то он начинает «выдавливать» все вокруг. И это приводит к серьезным изменениям в биосистеме, наступает дисбаланс...

Приведу пример, который не связан с трансгенетикой, но показывает, как незначительное нарушение природного баланса влияет на окружающую среду. Когда-то на территорию Австралии были завезены осы. До этого они там не жили. Температура является регулятором численности их популяции. В зимний период они гибнут, остается только матка, которая выводит молодняк в течение теплого периода времени. Но так как в Австралии зим нет, то они не перестают размножаться. Сейчас осы — национальное бедствие номер один в этой стране. Они делают такие гнезда в земле, что туда проваливаются лошади, люди — и у них нет уже шанса выжить.

40% выращиваемой в Украине сои является трансгенной.

Источник: Киевские Ведомости

Архив материалов
2018 | 2017 | 2016 | 2015 | 2014 | 2013 | 2012 | 2011 | 2010 | 2009 | 2008 | 2007 | 2006 | 2005

Новые материалы

Станьте экспертом компании Abercade
Разработка сайта - Astronim*
Разработка сайта
Astronim*